Беларуское гражданское общество и дезинформация, февраль 2024

Аналитика

Продолжаем мониторинг начатый в декабре 2023январе 2024 по теме гражданского общества и дезинформации.


За февраль 2024 собрано 1088 упоминания из 83 источников онлайновых и социальных медиа. Распределение упоминаний:

Пик на конец месяца связан с начавшейся подготовкой к проведению Всебелорусского народного собрания (ВНС), в котором часть делегатов будет представлять определяемое текущим режимом, как «гражданское общество». Отдельные медиа начали запускать нарративы, что это будет определенным политическим транзитом власти.

25 февраля 2024 в Беларуи проходил единый день голосования (ЕДГ) и государственная пропаганда была сосредоточена на фиксации термина правильного гражданского общества.

Тем не менее в феврале 2024 нашлось место совсем деструктивным, дезинформационным публикациям.

Наиболее сильная цитата про «гражданское общество» взятая отсюда:

Третий сценарий — это игра вдолгую. Суть его в стремлении тихой сапой расшатать страну. Действовать исподтишка. Искать слабые места, пытаться расколоть общество, стравить нас друг с другом. Словом, все то, чем враг занимался фактически на протяжении всей новейшей истории суверенной Беларуси. Правда, ресурс у него теперь довольно ограниченный. В стране разогнаны сборища засланных казачков в виде всевозможных НКО, НГО, фондов, «правозащитных» кружков, которые на западные гранты вели здесь деструктивную деятельность под разными благовидными вывесками. Не сунулась перерегистрироваться ни одна из «партий», долгие годы кормящихся с рук иностранных хозяев. В меру возможностей санировано от паразитов медийное поле. На многих направлениях мы себя обезопасили. Но нельзя забывать и о том, что враждебные тактики и стратегии тоже совершенствуются. Прогрессируют информационные технологии, причем далеко не в созидательном ключе. Правду от лжи становится отличить все сложнее, в том числе и в визуальном контенте. Мы уже сегодня практически живем в условиях, когда в медийном плане не так уж и сложно создавать искаженные параллельные реальности. Такие разрушительные инструменты набирают все большую мощь.

Анализируя текст, мы можем выделить несколько ключевых аспектов, указывающих на наличие манипулятивных техник и потенциальной дезинформации:

  1. Эмоциональная окраска и язык вражды: Текст содержит много эмоционально окрашенных выражений и язык, который способствует разделению на «мы» и «они», усиливая восприятие угрозы от внешних сил. Примеры таких выражений включают «наглая бесцеремонность», «выкормыши западных спецслужб», «беглые представители», «стратеги хаоса». Это может привести к формированию предвзятого отношения к определенным группам или странам.

  2. Оверсимплификация и обобщения: Текст упрощает сложные политические и социальные процессы, представляя их как черно-белые и игнорируя нюансы. Например, утверждается, что любые протесты или несогласия с властью являются результатом вмешательства извне, не учитывая внутренние причины и мотивации.

  3. Теории заговора: В тексте упоминаются «сценарии разрушения» и «пятая колонна», ведомые западными спецслужбами, что является классическим признаком теорий заговора. Эти утверждения обычно носят обобщенный характер и не подкрепляются конкретными доказательствами, что усложняет их проверку.

  4. Использование авторитета: Текст ссылается на высказывания Президента как источник информации, что может использоваться для придания веса утверждениям без предоставления независимых источников подтверждения. Это прием, направленный на укрепление доверия к тексту за счет авторитета упомянутого лица.

  5. Отсутствие доказательств: Несмотря на серьезность утверждений, в тексте не представлены фактические данные или ссылки на источники, которые могли бы подтвердить информацию. Это создает ситуацию, в которой читатель не может независимо проверить достоверность информации.

Другой пример, эксперт телеканала с государственной формой собственностью СТВ Борис Елфимов заявил «Урсулу фон дер Ляйен хотят списать, отправить в утиль из-за внутригерманских тёрок».

Текст является примером использования дезинформации и манипулятивных техник с целью дискредитации определенных публичных фигур, в данном случае Урсулы фон дер Ляйен, председателя Европейской комиссии, и президента Украины Владимира Зеленского. Для анализа данного текста на предмет дезинформации и манипулятивных техник можно выделить несколько ключевых аспектов:

  1. Использование аллегории и персонажей известных произведений: Автор сравнивает Урсулу фон дер Ляйен с персонажем Старухой Шапокляк из советских мультфильмов и литературы, что является попыткой манипуляции чувствами читателя путем использования культурных образов с негативным контекстом.
  2. Переход на личности и диффамация: Текст содержит явные признаки перехода на личности и диффамации, основываясь на субъективном сравнении политических деятелей с негативными персонажами, без предоставления фактов или доказательств.
  3. Манипулятивное использование фактов: Утверждение о «бегстве из Авдеевки под ударами русской армии» представлено в контексте, призванном дискредитировать действия украинской армии и ее лидерства, при этом игнорируется широкий контекст военных действий и оборонительных операций.
  4. Отсутствие объективности и односторонность изложения: В тексте явно прослеживается предвзятость и одностороннее изложение информации, направленное на формирование негативного образа указанных лиц и организаций.
  5. Пропагандистские приемы: Использование иронии и сарказма в отношении политических оппонентов, без аргументации или ссылок на источники, служит цели пропаганды, а не информирования читателя.

Продолжил развивать «язык вражды» (hate speech) колумнист Андрей Муковозчик. Вот какие он использовал «уничтожительные» термины: либерда (это какой-то новояз из РФ), политоляг, интэлектуялов, протестунки.

Использовал дезинформацию: А что одна только Польша вбухала в мятеж 6 миллиардов долларов — это лишь на листовки, правда?! 

Анализируя представленный текст, можно выделить несколько характерных признаков манипулятивных техник и потенциальной дезинформации:

  1. Поляризация и язык вражды: Текст активно использует разделение на «мы» против «они», обозначая противников как «либерду», «беглых», «иноагентов», что способствует созданию образа врага и усиливает социальную поляризацию. Такой язык подпитывает недоверие и агрессию, уменьшая шансы на объективное восприятие информации.

  2. Искажение фактов и обобщения: В тексте присутствуют утверждения, искажающие реальные события или контекст, например, относительно финансирования протестов иностранными государствами. Такие заявления могут быть преднамеренно преувеличены или выведены из контекста для усиления определенной точки зрения.

  3. Оспаривание достоверных источников: Текст критикует и отвергает сообщения из иностранных и независимых СМИ, обвиняя их в лжи и манипуляциях. Это может быть признаком попытки подорвать доверие к источникам, которые представляют альтернативную точку зрения.

  4. Теории заговора: Намеки на заговоры, такие как «либерда пытается напугать нас чем-то мифическим», указывают на использование теорий заговора как инструмента для объяснения событий без необходимости предоставления реальных доказательств.

  5. Атаки на личность: Критика и персонализация атак в адрес определенных лиц, например, упоминание о «ересиархе Павале», являются способом дискредитации оппонентов без адресации их аргументов.

  6. Использование авторитета: Повторение утверждений, сделанных высокопоставленными лицами (например, Президентом), без критического анализа или предоставления контекста может указывать на попытку манипулировать мнением читателя за счет авторитета этих лиц.

В целом, текст использует множество манипулятивных техник с целью влияния на восприятие читателя, формирования определенного мнения и дискредитации оппонентов. Важно подходить к подобным материалам критически, осознавая, что многие из приведенных аргументов могут быть преднамеренно искажены или представлены таким образом, чтобы влиять на эмоции и мнение аудитории.

Алёна Красовская СБ.BY/»Беларусь Сегодня» решила прокомментировать Индекс Восточного партнерства. Не преминула тоже использовать «язык вражды». Достаточно процитировать такое выражение: А еще европейские счетоводы подчеркнули, что у нас отмечается усиление президентской власти. Еще бы ей не усилиться — вечно недовольная дрянь из страны съехала, остались люди нормальные, которые ценят свою страну и ее ­­­Президента.

Текст представляет собой комментарий, связанный с программой «Восточное партнерство» Европейского Союза, в котором рассматривается взаимодействие ЕС с странами Восточной Европы и Южного Кавказа. Анализируя текст на предмет манипуляций и дезинформации, можно выделить несколько ключевых аспектов:

  1. Субъективные оценки и эмоциональная окраска: Текст содержит много эмоционально окрашенных выражений и субъективных оценок, например, описание Великобритании как «дезертировавшей» из ЕС, утверждение о «дотационных задворках» ЕС и характеристика Беларуси как «последней диктатуры Европы». Это может создавать предвзятое отношение к предмету обсуждения и влиять на восприятие читателем информации.

  2. Использование иронии и сарказма: Автор использует иронию и сарказм при обсуждении отношений между странами и ЕС, например, когда говорит о «европейском счастье» или об обвинении Беларуси ЕС в проблемах после введения санкций. Это может мешать объективному восприятию информации и склонять читателя к определенному мнению.

  3. Обобщения и упрощения: Текст содержит обобщения и упрощения сложных политических и экономических процессов, например, описывая сложные отношения между странами и ЕС через призму однобоких интерпретаций. Такие упрощения могут вводить читателя в заблуждение относительно реальной ситуации.

  4. Отсутствие контекста: Некоторые утверждения в тексте могут вводить в заблуждение из-за отсутствия контекста или дополнительной информации, например, касательно требований ЕС к странам-кандидатам на вступление или процесса демократизации в этих странах.

  5. Выборочное представление фактов: В тексте приводятся факты и цитаты, которые поддерживают определенную точку зрения, в то время как контраргументы или альтернативные мнения могут быть проигнорированы. Это создает неполное представление о ситуации и может служить инструментом манипуляции мнением читателя.

В целом, при чтении и анализе подобных текстов важно подходить критически к представленной информации, искать дополнительные источники для полного понимания контекста и избегать принятия мнений автора за объективные факты.

Региональная пресса придумала новый вид «гражданского общества»:

Представители тупиковой ветви развития гражданского общества оглянулись по сторонам и неожиданно осознали, что за плечами уже почти четыре года, они по-прежнему в эмиграции, а в Беларуси новые выборы. Как электоральная кампания стимулировала внутривидовую борьбу содержанок? Пока змагарской общественности водят по губам перспективами получить паспорт утекача, в Беларуси полным ходом идёт избирательная кампания.

Председатель крыла предпринимателей Белорусского союза женщин Елена Прохорова заявила:

«Я свою позицию выразила путем голосования за действующую редакцию Конституции. Где в одной из статей прописано, что такое семья. Это брак между мужчиной и женщиной. Я считаю, что, если хоть один из членов нашего гражданского общества станет поддерживать позицию ЛГБТ-сообщества, противоречащую Конституции… Поправ эти нормы, мы не просто нарушаем закон в обычном его понимании, но и законы природы».

Данное заявление использует несколько манипулятивных техник и стратегий дезинформации:

  1. Апелляция к авторитету и закону: Елена Прохорова ссылается на Конституцию и так называемые «законы природы» для обоснования своей позиции, что может восприниматься как попытка придать ей дополнительный вес и авторитетность. Однако приведение к закону в данном контексте игнорирует многообразие пониманий семьи и брака, а также игнорирует права ЛГБТ-сообщества.
  2. Фальсификация: Утверждение о том, что поддержка ЛГБТ-сообщества нарушает Конституцию и «законы природы», представляет собой манипулятивное и недоказанное утверждение. Понятие «законы природы» в данном контексте используется для придания мнению научной обоснованности, несмотря на его спорность и отсутствие объективных доказательств.
  3. Создание искусственного дихотомии: Текст подразумевает, что поддержка ЛГБТ-сообщества несовместима с поддержкой текущей редакции Конституции, создавая ложное противопоставление между «нормальным» (в контексте автора) и «ненормальным», что может способствовать дальнейшей стигматизации ЛГБТ-людей.
  4. Использование эмоциональной окраски: Утверждения о «нарушении законов природы» направлены на вызов эмоциональной реакции у аудитории, апеллируя к их представлениям о морали и нормах.
  5. Обобщение и стереотипизация: В тексте прослеживается обобщение, что любая поддержка ЛГБТ-сообщества является нарушением закона и природы, игнорируя сложность и разнообразие вопроса.

Пребанкинг и борьба с подобными примерами дезинформации и манипуляций требует образования и повышения осведомленности о правах человека, критического мышления и фактчекинга. Важно обучать аудиторию анализировать информацию, искать независимые и надежные источники, а также развивать уважение к разнообразию и инклюзивности в обществе.

Конечно, месяц не обошелся без разоблачений и компроматов со стороны государственных медиа. В феврале 2024 объектом внимания или «журналистским расследованием» стала инициатива «Честные люди»:

В представленном тексте освещается ситуация с утечкой базы данных экстремистского объединения «Честные люди», которая якобы содержит личные данные наблюдателей за выборами. Проанализируем текст на наличие манипуляций и признаков дезинформации:

  1. Эмоциональная окраска и язык вражды: Текст насыщен эмоционально окрашенной лексикой и выражениями, которые призваны вызвать негативное отношение к упомянутому объединению и его членам, например, «мошенники атакуют беглых мошенников», «экстремистское объединение». Такой подход может искажать восприятие информации читателями и манипулировать их эмоциями.

  2. Непроверенная и однобокая информация: В тексте приводятся утверждения и «факты» без ссылок на независимые источники подтверждения. Это создает риск распространения непроверенной или ложной информации. Представленный материал кажется направленным на дискредитацию «Честных людей» без возможности для организации ответить на обвинения или предоставить свою версию событий.

  3. Применение теории заговора: Утверждение о том, что база данных является инструментом врагов или используется мошенниками для атак на членов объединения, может восприниматься как элемент теории заговора, направленный на создание образа внешнего врага, чья единственная цель — навредить.

  4. Использование неоднозначных высказываний: Фразы, такие как «живоглодских жертв абсолютно равнодушна к сливу базы», могут быть интерпретированы двояко и используются для формирования мнения о безразличии членов объединения к судьбе своих сторонников, что также является манипулятивной техникой.

  5. Отсутствие контекста и альтернативных точек зрения: В тексте не представлен контекст утечки данных, возможные причины и последствия для затронутых лиц. Также отсутствует представление каких-либо альтернативных точек зрения, что не позволяет читателю сформировать полное и объективное мнение по ситуации.

Изучение материала требует критического подхода и проверки представленной информации через независимые источники. Важно помнить, что односторонняя и эмоционально окрашенная информация может быть использована как инструмент манипулирования общественным мнением.

Предполагая, что беларускому текущему политическому режиму понадобится развитие и закрепление выдуманного ими понятия «гражданское общество», состоящее из «настоящих патриотов» и подобных клише. Соотвественно, количество манипулятивных и дезинформационных публикаций по теме гражданского общества, как минимум сохранится на прежнем уровне, и возможно будет расширяться. Поэтому мониторинг подобных публикаций будет продолжаться.

Оцените статью

Добавить комментарий